Суверенная демография
Автор Редактор сайта   
28.02.2007 г.
  Суверенная демография
Русский Ньюсвик
26 февраля - 4 марта 2007 № 9(135)      

Мария Железнова, Вера Шенгелия

 

 

Люди, мечтающие завести двух и более детей в России, - большая редкость, вымирающий вид. Есть много таких, кто был бы не прочь, но когда доходит до принятия решения, почти все пасуют: очень уж это обременительно. Светлана Заводчикова из Оренбурга - из немногочисленных решительных матерей. Вот только в планы ее мужа Дмитрия входит лишь один ребенок. С этой задачей супруги справились еще в первый год - у них родилась дочь Аня, которой сейчас 6 лет. И с тех пор Дмитрий мечтает не о наследнике, а о семейном минивене, на который он и копит средства все последние годы. Второй ребенок этой мечте явно противоречит.

Помог Светлане Владимир Путин со своей программой повышения рождаемости - семьям, родившим второго ребенка, как известно, полагается 250 000 руб. Но только через три года. И только в счет оплаты за жилье, на образование или пенсию. «Когда по телевизору говорили про эти 250 000, муж особенно не вслушивался, - стыдливо рассказывает Заводчикова, - и я ему сказала, что если завести ребенка, то получишь их вместе со свидетельством о рождении». Это на мужа подействовало. На ребенка он согласился при условии, что половину суммы добавит к уже накопленному и купит-таки заветный минивен. Сейчас Заводчикова на шестом месяце беременности и уже призналась супругу, что обещанного три года ждут. А про то, что их еще и не удастся потратить на минивен, планирует рассказать, когда ребенок подрастет. «Не выгонит же он нас из дома», - надеется женщина.

Путин огласил подробности новой демографической политики чуть более 40 недель назад, а значит, только сейчас на свет появились первые дети, которые были вполне сознательно зачаты в надежде получить деньги из бюджета. Но Newsweek как ни старался, не смог обнаружить ни одной роженицы, которая, посмотрев 9 месяцев назад послание президента Федеральному собранию, сразу и сознательно бросились улучшать российскую демографию, - все утверждали, что с Путиным свои планы родить второго ребенка никак не координировали. Однако такие обязательно появятся в самом ближайшем будущем - сейчас в России необычно много беременных. Министр здравоохранения и соцразвития Михаил Зурабов уже отрапортовал о первых успехах программы.

Дальше победных реляций будет только больше. Призыв президента действительно был услышан. По данным опроса, проведенного Левада-центром, принятие закона о материнском капитале россияне назвали самым значимым событием 2006 г. Но демографы и экономисты советуют с выводами не торопиться. Их вердикт - через 3–4 года детей действительно станет больше, а вот после 2011-го может случиться новый демографический кризис.

НА ПЕРВЫЙ-ВТОРОЙ – РАССЧИТАЙСЬ!

Фото: ИнтерпрессВ самой идее выдавать деньги только за второго ребенка есть здравое зерно. В России хватает первенцев - на одну женщину их у нас даже больше, чем в европейских странах с относительно высокой рождаемостью. Можно сказать, что российская модель семьи предполагает, что один ребенок должен быть. Доля женщин, по той или иной причине вообще не рожавших, уже несколько поколений на протяжении столетия остается неизменной.

А вот со вторыми просто беда. По данным Центра демографии и экологии человека ИНП РАН, если в США первенцы составляют 40% от всех родившихся, в Швеции - 45%, то в России - все 60%. С третьими и четвертыми еще хуже: у нас один из худших показателей в мире. При этом в России, как и на Западе, похоже, идеальной считается модель семьи с двумя детьми. Просто почти половина женщин, родивших первенца, вторым так и не обзаводится.

Именно поэтому (а вовсе не потому, что в стране вообще не рожают) Россия и заработала столь острый демографический кризис, с которым теперь решил бороться президент. Страна обеспечивала в 2002 г. лишь 62% воспроизводства населения. Хуже дело обстоит лишь в католических Италии и Испании, где население до сих пор болезненно реагирует на слишком жесткое в прошлом вмешательство церкви и государства в дела семьи. Ну еще и у соседей в Восточной Европе и бывшем СССР, где тоже активно боролись с «буржуазным» планированием семьи в «неомальтузианском» духе (это когда супругам активно предлагался весь набор средств: от абортов до гормональной контрацепции).

В СССР ни одно из поколений женщин, рожденных после войны, не смогло обеспечить воспроизводство населения. Но именно из-за перегибов в борьбе за демографию рождаемость упала ниже «европейской нормы», весьма, кстати, низкой.

Все дело в том, что в Союзе браки заключались раньше, чем на Западе. Особенно заметно это стало после того, как в СССР произошла своя сексуальная революция - подростки с начала 70-х вступали в половые отношения рано, сожительствовать до брака им мешали скверные материальные условия большинства семей, а регулировать рождения они не могли из-за слабого распространения средств контрацепции. И почти перед каждой такой молодой парой вскоре вставал вопрос: делать аборт (по ним мы были чемпионами мира) или срочно узаконить отношения.

В результате в 1995 г., по данным демографов, 45% вышедших замуж женщин родили ребенка не позднее чем через 8 месяцев после свадьбы. При этом брак и, следовательно, первое рождение быстро «молодели». И только после появления первенца у супругов начиналась тяжелая взрослая жизнь. Такие браки существовали недолго. Лишь половина «молодых» обзаводилась вторым ребенком - в среднем к 26 годам, - а другая половина отказывала себе в такой роскоши. А после 30 лет в России стало не принято рожать вовсе.

Если с мерами по ограничению планирования семьи все ясно - они в долгосрочной перспективе приводят лишь к снижению рождаемости, - то с материальным поощрением деторождения сложнее. Демографы исходят из того, что женщина - или, шире, семья - ни при каких условиях не станет заводить детей больше, чем запланировала заранее. Поэтому попытки государства «купить» побольше детей с помощью социальных гарантий, как правило, имеют лишь кратковременный эффект. За такой искусственный беби-бум потом обязательно приходится платить демографическим провалом.

Так было в конце прошлого века. С 1981 г. партия и правительство планомерно стимулировали рождаемость - например, ввели для женщин длительные оплачиваемые отпуска по уходу за ребенком. Была и программа вроде путинской - правда, для тех, кто родил третьего, а не второго. Эти семьи признали многодетными и продавали им квартиры без очереди. В 1987 г. рождаемость достигла своего пика за несколько десятилетий. Все, кто хотел родить, сделали это. А в начале 90-х (и экономическая катастрофа здесь ни при чем) рожать стало просто некому.

Однако у нынешней программы есть одно важное отличие от советской: она теоретически могла бы заставить родить вторых детей тех, кто иначе бы так и не собрался с духом. Пусть эффект и будет краткосрочным, но зато в локальном демографическом буме поучаствует поколение, рожденное в 80-е, - самое многочисленное в истории России. На валовую рождаемость это повлияет не сильно, но зато, возможно, лет через 20 будет нашему рынку труда счастье.

ОТСЧЕТ БЕРЕМЕННЫХ

Фото: Дмитрий ЧеботаевВ 20-х числах декабря чуть ли не все тувинские медики и спасатели были на ногах. Пропала беременная. По расчетам врачей родить она должна была 20 декабря. Нашли беглянку спасатели на вертолете, и то только через 7 дней - пряталась в юрте на стоянке чабанов в горах. Она ждала уже третьего ребенка и очень рассчитывала на материнский капитал, но закон вступал в силу с нового года, а потому она мечтала родить в январе. 28 декабря в роддоме Кызыла женщина родила сына.

В декабре прошлого года многочисленные интернет-форумы для беременных перепечатывали слова главного гинеколога Германии (там тоже сложилась похожая ситуация, и родившие в 2007 г. могли рассчитывать на более привлекательные условия помощи): лежать и читать, таблеток никаких не пить, живот не поглаживать. После Нового года ажиотаж среди тех, кого угораздило забеременеть до послания президента Федеральному собранию, разумеется, спал. Зато начало расти число беременных, зарегистрировавшихся в женских консультациях.

Владимир и Ольга Горуленко живут в Комсомольске-на-Амуре. Воспитывают 11-летнюю дочь Ольги от первого брака - Дашу. На второго ребенка решиться им было непросто: Ольге 35 лет, и, по ее мнению, возраст это уже критический. Когда Ольга забеременела, закон о материнском капитале уже был принят, но она о нем ничего не знала. Узнав, конечно, обрадовалась - для города сумма внушительная. Квартиру на них не купишь, а вот комнату в коммунальной квартире - запросто. По словам Ольги, для многих в их городе это стало реальным стимулом, чтобы завести второго ребенка, - «в женских консультациях огромные очереди». Да и сама Горуленко говорит, что будь она помоложе, с такой материальной поддержкой на третьего ребенка решилась бы с легкостью.

Очереди есть не только в Комсомольске-на-Амуре. В Ржеве, например, в январе прошлого года на учет встали 69 беременных, а в нынешнем январе - 82 (рост 18%). В Ельце - 49 против прошлогодних 35 (40%), в Иваново - тоже рост на 17%.

«Но однозначно сказать, что программа работает, я не могу, - говорит Татьяна Ромозь, заведующая женской консультацией города Новосокольники Псковской области. - [Судя по разговорам], 70% рожают своего второго ребенка не из-за программы, и только 30% - благодаря ей». На 250 000 в Новосокольниках «можно комнату купить, или в не очень хорошем доме даже однокомнатную квартиру, или дом небольшой». А так рост числа беременных был и в прошлом году.

20 000 ОДНИХ ПУТИНСКИХ

Фото: Дмитрий Чеботаев«Не уподобляйтесь вы Зурабову! - злится Анатолий Антонов, профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультет МГУ. - Он тут уже 20 000 прироста [новорожденных] насчитал». В одной консультации будет прирост, а в другой - убыль, Россия - страна большая, убеждал нас демограф. А работает ли программа в целом по стране, узнать не представляется возможным. Директор Независимого института социальной политики Татьяна Малеева объясняет, что у государства просто нет инструмента для измерения: загсы в статистической отчетности по-прежнему не указывают, какой это по счету ребенок в семье.

Малеева при этом допускает, что через 3–4 года в стране случится увеличение валовой рождаемости. В этом ученые вообще единодушны. Прогноз такой: к 2011 г. - рост на 8–10%. После, даже по оптимистичным прогнозам, - откат на исходные позиции. Причина та же, что и в начале 90-х. «Те, кто хотели бы в принципе родить второго ребенка, сделают это быстрее, чем планировали, - родят всех желанных детей не за 10 лет, а за 3–5, - говорит Игорь Белобородов, директор Института демографической политики. - При этом третьего-четвертого мы от них не добьемся».

Антонов настаивает еще и на том, что в ближайшие 3–4 года рожать будут и те, кто сейчас совсем молод, и те, кто собирался это сделать раньше, но «руки не дошли». «То есть в одной точке накопятся все рождения, которые вообще могут произойти», - предсказывает демограф. А после 2011 г., по мнению ученого, наступит закономерный спад.

Самые оптимистичные прогнозы, которые учитывают и стабильный экономический рост в стране, и даже планомерное увеличение пособий на детей, утверждают, что Россия и к 2050 г. ни за что не вернется к воспроизводству населения (то есть не достигнет необходимых для этого 2,1 рождений на одну женщину).

И только Антонов считает, что это возможно. Этот его сверхоптимистичный прогноз к программе Путина не имеет отношения. По плану Антонова, двухдетных вообще нужно оставить в покое. Главное, по его словам, обеспечить рост числа семей с тремя-четырьмя детьми. «Демографическая политика Путина может принести результаты лишь в одном случае: если это только первый шаг», - говорит Антонов.

Впрочем, самый свежий опыт Запада показывает, что многодетные семьи «новой формации» в поддержке, как правило, не нуждаются. Иметь трех-четырех детей - своих и приемных - в развитых странах стало модным у богатых. Это чадолюбие не стоит им много труда: они могут переложить большую часть забот по уходу и воспитанию на наемную обслугу.

Картина пессимистичных прогнозов куда более красочная - и краски эти, понятно, самые мрачные. Есть варианты, при которых уже к 2015 г. число рождений составит 0,8 против нынешних 1,3 на одну женщину, а в 2050-м - 0,6. Есть и предсказание, согласно которому женщины, родившиеся в 2025 г., в большинстве своем вовсе откажутся иметь детей. Не из-за бедности, а из-за занятости.

МАТЕРИ НА ПОЛСТАВКИ

Фото: Дмитрий ЧеботаевВ семье Натальи и Андрея Ковалевых скоро будет двое детей. И хотя и первый, и второй ребенок были не случайными, а запланированными, Наталья говорит, что 7 лет назад на рождение старшего сына Димы было решиться проще. «И ведь мы не жили богаче, я вообще была студенткой, - вспоминает Наталья. - Но тогда у нас были хотя бы перспективы приобретения жилья». Сейчас Ковалева на четвертом месяце, то есть забеременела она, уже зная о материнском капитале, но никакой роли в принятии решения он не сыграл.

Потенциально семья Ковалевых - мечта демографа. Они бы хотели иметь много детей, но не факт, что решатся хотя бы на третьего. И деньгами тут не поможешь. Так что «оплошности» москвичей в демографической политике наверняка исправят мигранты.

Для жителей богатых регионов вообще важнее всего не финансы, а социальное положение и образ жизни, которыми никак нельзя пожертвовать. «У меня очень интересная работа», - вздыхает Наталья. Ей бы, например, неполный рабочий день или детский сад рядом с домом, да чтоб не закрывался в пять вечера, - было бы совсем другое дело.

Другая москвичка Ольга Рычагова, мама 6-летнего Филиппа, которая ждет появления своего второго в мае, беспокоится о том же. «Максимум, что я могу себе позволить, - посидеть с ребенком до 4 месяцев, - переживает она. - Работа у меня серьезная». Впрочем, решить эту проблему пока не смогли ни в одной развитой стране.

НИ ДВА, НИ ПОЛТОРА

Те же, кому материнские деньги нужны позарез, опасаются обмана. Сейчас, пока распорядиться материнским капиталом невозможно, многие женщины просто не верят в то, что он действительно когда-нибудь попадет к ним в руки. Другие недоумевают, зачем их откладывать на жилье, если такой суммы все равно ни на что не хватит.

Самое же большое недоумение у будущих получательниц «капитала» вызывает тот факт, что деньги нельзя потратить на лечение ребенка. И вроде бы правительство согласно, что это непорядок. Активисты «женского движения» Елена Ершова и Светлана Айвазова, которые как раз донесли это мнение до Путина, теперь не согласны уже и с 3-летней неприкосновенностью капитала. По их мнению, было бы логично либо положить его на депозит в Сбербанке и позволить матерям снимать проценты, либо дать возможность воспользоваться всей суммой через год. «И в том и в другом случае люди будут знать, что их не водят за нос, оттягивая срок выплаты, а [проценты…] пойдут не чиновникам, а им самим», - пишут в своем обращении к президенту Айвазова и Ершова.

Самое страшное - «втянуть» людей в материнство и этим и ограничиться. «Нельзя, чтобы эта кампания потом вспоминалась как афера уровня МММ», - предостерегает директор Института демографической политики Игорь Белобородов.

А может быть, стоило бы и вообще повременить со столь топорной поддержкой рождаемости. Ведь модель семейных отношений в России снова меняется. К концу 90-х в стране наконец получили повсеместное распространение гормональные контрацептивны. И женихи с невестами тут же начали стремительно «стареть». Настоящих «молодых» почти не осталось - все потому, что мало кто теперь бежит в загс «по залету». А ведь еще каких-то 7 лет назад таких было чуть ли не большинство. Напротив, резко выросло число тех, кто сознательно (официально или нет - не столь важно) начинает строить семейную жизнь после 25. И есть надежда, что теперь семьи станут крепче, а значит, и вторых детей в них будет больше безо всяких «материнских капиталов».

 

 
  © 2005 "Русский Newsweek". При любом использовании материала ссылка на "Русский Newsweek" обязательна. E-mail: Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script  
Комментарии

busy
Последнее обновление ( 09.03.2007 г. )