www.bfamily.ru
Навигация:    Главная arrow Движение Объединения arrow Новости arrow Что для меня значит День памяти
Что для меня значит День памяти Печать E-mail
Автор Редактор сайта   
19.06.2009 г.

Джастин ХардингЧто для меня значит День памяти
(написано сержантом Джастином Хардингом
)

«Рядовой первого класса Эндрю Хальверсон, 19 лет, из города Грант, штат Висконсин, погиб в ходе боевой операции в провинции Эль-Анбар, Ирак. Он был приписан ко 2-му батальону, 5-го полка, 1-й дивизии морской пехоты, 1-й экспедиционной группы морской пехоты США в Кэмп Пендлтон, Калифорния. Умер 9 октября 2004 года».

Это все, что было написано в газете «Старз энд страйпс».

Для меня День памяти - не просто национальный праздник, но и личный Святой День, когда я посвящаю время обдумыванию и анализу того, как моя духовная сфера жизни сочетается с моей общественной сферой жизни. Если бы на противоположной стороне улицы оказалась некая террористическая группировка с ручными противотанковыми гранатометами, для меня это означало бы Уведомление о смерти (похоронку).  Больше нет, ни любимой жены, ни детей со своими домашними заданиями, ни обучения подростков в рамках воскресной школы: это конец всей моей Центральной Благословенной Жизни на земле.

Преп. Мун Ин Джин в последнее время делится с нами с кафедры своих служб «Lovin' Life» об основополагающей роли США в утверждении религиозной свободы. Небеса поистине защитили и способствовали развитию Америки посредством многочисленных жертв. В День памяти мы можем ассоциировать этот праздник с лицами конкретных людей, размышляя о глубокой любви Небес по отношению к Америке. Мы вспоминаем своих друзей, бабушек и дедушек, соседей, кто защищал свободу ценой своей жизни. Словом, как члены Церкви Объединения мы пытаемся утешить нашего Небесного Отца, стараясь выполнять свою повседневную миссию чуть более серьезно, каждый день в своей личной борьбе за идеалы.

Наше следующее поколение сообщества Церкви Объединения пойдет на военную службу. Согласно моим неофициальным подсчетам более 40 детей второго поколения в настоящее время служат или недавно отслужили. Среди них, около десятка детей служат в Ираке или Афганистане. Я чувствую, что это лишь вопрос времени, прежде чем имена членов Церкви Объединения будут добавлены к спискам погибших солдат, похороненных на Национальном кладбище в Арлингтон, либо столкнутся с непростой реабилитацией в медицинском центре Уолтер Рид. В этот День памяти, давайте все вместе объединимся в молитве ради защиты наших детей, и выражения признательности и благодарности людям в военной форме, их семьям, а также предкам тех семей, кто принес высочайшую жертву всей своей жизни ради сохранения идеала религиозной свободы. Пусть этот день поможет нам проанализировать себя и вновь посвятить себя благородной и высокой цели создания "Единой семьи под Богом".

Прежде чем я являюсь морским пехотинцем, я - член Церкви Объединения, гордый брат Церкви Объединения, благодарный Истинным Родителям за то, что они вывели меня из пустыни и открыли Божественный Принцип. Средство, которое я выбрал себе в качестве своей сферы для родового мессианства - воинская служба - уже несколько раз приводило меня в провинцию Анбар в Ираке. Я столкнулся с войной в Эр-Рамади, столице провинции Анбар, в 80 милях к западу от Багдада. В Эр-Рамади организованная ненависть, убийства и запугивания мирных жителей исходят лично от фанатика, так называемого "Святого воина" по имени Аль-Заркави и его Совета Моджахетдинской Шуры. Они открыто поддерживают и прикрывают такие группировки, как Ансар эль-Сунна [группа последователей веры], Джайше эль-Мухаммед [Солдаты Мухаммеда], Иракский Хамас и многие другие, единые желанием объявить провинцию Анбар исламским государством Ирак.

Наш враг глубоко верил в Бога, Небеса и спасение. Они видели в нас крестоносцев и неверных, воспринимая нас как некую раковую опухоль в своем самопровозглашенном исламском государстве. Я был не согласен с этим. И во время привалов, в промежутках между патрулями и перестрелками, как член Церкви Объединения, у меня возникало много вопросов. Разве я, также как и они, не верю в Бога, Небеса и спасение? Это же не противящиеся Богу коммунисты, с которыми наше Движение боролось в 1970-х и 1980-х годах! Нет, эти люди верят в Бога, но они также верят в пытки, убийства и теракты. Уличная война за Эр-Рамади была в разгаре. Что же я могу сделать здесь, представляя преподобного и миссис Мун в самый разгар этой невозможной войны? Моей первой целью было, да, разумеется, остаться в живых.

Я пытался поговорить с иракским инженером, пришедшим в наш лагерь для проведения ремонтных работ плотины на Евфрате. Ему было, вероятно, лет 30, и он неплохо говорил на английском. Он рассказал мне, что просто хотел бы безопасности для своих детей, чтобы они могли ходить в школу и иметь лучшие условия жизни. Затем этот человек из страха быть убитым сказал мне, что нельзя, чтобы его видели говорящим со мной. Тем не менее, мы оба желаем одного и того же для своих детей.

В течение долгих семи месяцев, мои боевые друзья умирали или же получали ранения, а местные жители, оказываясь под перекрестным огнем, также нередко гибли или получали ужасные увечья. Я не могу описать, что я чувствовал в своем сердце.

Истинный Отец в своих Писаниях мира говорит:

«Зачем нам с тупым упорством продолжать это варварство, убивая друг друга и растрачивая огромные суммы на войны? Настало время, как говорит пророк Исайя, перековать мечи на орала, а копья - на серпы. Человечество должно навсегда покончить со злом, когда в жертву войне отдаются жизни детей и расходуются астрономические денежные средства. Настало время, когда все страны мира должны объединить свои усилия ради создания глобального идеального Царства мира во исполнение желания Бога - Хозяина Вселенной». (Писание мира №1 - 12 сентября 2005 г., Речь на церемонии инаугурации Федерации за всеобщий мир)

Тем не менее, фактом является то, что многие из моих братьев по оружию нашли свою веру в этом опустевшем городе. Для морских пехотинцев там не было ни баров, чтобы посидеть по выходным, не было возможности сходить к жене или подруге, вообще некуда было сходить, кроме как найти утешение друг в друге и обратиться к Богу, каким бы они Его себе ни представляли. Наше существование там было очень простым: мы ели, спали, чистили оружие, снаряжение и приводили в порядок самих себя, сражались, выживали или умирали. Мы не ценим то, чем для нас является Америка, и кем является Небесный Отец - святость нашей жизни и нашей страны. И лишь 9 октября 2004 года, в первой половине дня для меня стало слишком очевидно, как в один миг можно потерять этот священный дар жизни.

Бронебойный снаряд прошел насквозь через его грудь всего лишь за день до его двадцатилетия. После того, как это произошло, я сидел в залитом кровью Хаммере. Двое из моего экипажа в пять человек были направлены в медицинскую часть для оказания помощи, другой был направлен в больницу в Германии, а Энди был мертв. Я сидел в этой кровавой и прожженной бронемашине, буксируемой назад на базу, пытаясь быть полезным за рулевым управлением. Вдруг я почувствовал, как дух Энди сидел там, одиноко и в замешательстве. Он умер несколькими минутами раньше. Я начал молиться вслух, чтобы он не боялся. Я просто рыдал, пытаясь сохранить хладнокровие и как-то преодолеть всю эту ситуацию.

Эти страдания привели к общей для морских пехотинцев вере - мы присматривали друг за другом. В этот День памяти мы заботимся друг о друге, звоним друг другу, расспрашиваем о семье, детях, и своих старых приятелях. Нам было легко строить искренние взаимоотношения по мере того, как мы начали ценить друг друга. Беседы о Боге были обычным явлением. На самом деле я был помощником капеллана моего взвода. И однажды капеллан, (как мы говорили «капс»), - позвал меня в свой офис. Он сказал мне, что если мне доведется подменять его, то я недолжен много говорить о преподобном Муне, и что я должен аккуратнее выбирать выражения!

Небеса по-прежнему активно работали, пытаясь оттачивать мой характер даже в таком месте! Сначала я подумал: «Это же чертова зона боевых действий!» Что я собирался сказать в ответ: «Простите меня, рядовой, не могли бы Вы, пожалуйста, передать мой боекомплект? Я выхожу!» Как всегда, капеллан был прав. Мне необходимо было установить более высокий эталон. Поэтому я решил не изрыгать проклятий, но ни при каких обстоятельствах я не собирался прекращать свидетельствовать о своей вере.

Если честно, я так и не перестал сквернословить. Мне было трудно подавить свой гнев по отношению к некоторым местным жителям. «Почему же иракский народ не предупредил нас?» Я продолжал думать так: «Они же знали, где находятся бомбы и где скрываются террористы! Почему же они не могли помочь нам?» Их страх и ненависть вызвали также подобные чувства и во мне, и кажется, что я бы без колебаний выстрелил бы в старика, проходящего мимо одного из наших контрольно-пропускных пунктов. Но я верю, что дети спасли меня. Как можно было ненавидеть ребенка? Ведь у меня трое собственных детей.

Они улыбались, эти дети. Какого черта они улыбаются? Они видели нас в полном боевом снаряжении и начинали улыбаться, забывая обо всем смертельно опасном оружии, которое у нас было при себе. Они подходили и искренне спрашивали: «Мистер, дай шоколадку? Мистер, дай воды?» И в тот момент миссия США, чтобы служить и благословлять весь мир взбудоражила мою душу, подобно тонне кирпичей. Мы должны сделать что-нибудь, чтобы помочь этим детям обрести лучшее будущее.

Вообще, в окружении детей мы были в безопасности, а когда детей рядом не было, то это было самое время, чтобы отщелкнуть предохранитель и быть готовым к бою. Я серьезно думал, как я могу помочь этим детям? Любовь иракских мам к своим детям поражала мою душу. Я видел, как одна мать бежала по улице, буквально под градом снарядов, стараясь укрыть и прижать безжизненное тело маленькой дочери к своей груди. Эта мать сама была ранена и истекала кровью, но по-прежнему пыталась спасти своего ребенка. При виде такого родительского сердца, все интеллектуальные и политические теории о том, почему мы сражаемся, полностью рассеивались в пух и прах. Как я могу утешить Небеса в такой невозможной ситуации? Мое сердце еще сильнее сжималось.

Я часто видел фотографии рядовых, угощавших детей конфетами во время Второй мировой войны, или морских пехотинцев, кормивших ложкой детей во время корейской войны. Я стремился насколько это было возможно относиться к этим детям как к собственным. Каким-то образом, такое сердце взаимоотношений между родителями детьми размягчало мое скомканное сердце.

Три года спустя, генерал Давид Петреус назвал Эр-Рамади в Ираке «бастионом надежды и перемен». Лидеры местных племен объединились для того, чтобы сформировать Совет Пробуждения и подняться на борьбу против террористов. Этот Совет Пробуждения разросся, объединив суннитские племена, чтобы принять участие в выборах со своими шиитскими и курдскими братьями. Каин и Авель сложили свое оружие, и вступили в переговоры. Теперь родители могли отправить своих детей в школу и могли позволить им играть в футбол на улице. Надежда на лучшее будущее возвращается. Какой ценой? Ценой множества жизней.

Вернувшись домой целым и невредимым, я был просто убит горем по поводу гибели своих друзей. В моем окружении десять солдат было убито в бою; двое находились в моем взводе из двадцати пяти парней, и еще восемь парней в моем взводе были ранены. Я решительно чувствовал, что мне следует что-то сделать. Но что? Мы с женой решили, что будем молиться за погибших морских пехотинцев из моего подразделения. Это - капитан Патрик Рапикольт (подорван террористом-смертником), лейтенант Мэтью Линч (подорвался на мине), сержант Дуг Баском (погиб в перестрелке), капрал Марк Райн (подорван террористом-смертником), капрал Ланс Томас (подорван террористом-смертником), капрал Баро (подорвался на мине), капрал Хаббард (подорвался на мине), капрал Чад Клифтон (погибший во время минометного обстрела), капрал Шон Лэнгли (подорвался на мине) и рядовой первого класса Эндрю Хальверсон (убит выстрелом из гранатомета).

В этот День памяти я делюсь с вами их именами, чтобы мы могли стать ближе друг с другом, и чтобы придать этому дню лицо конкретных людей. Вы можете найти информацию о них в сети Интернет и прочесть статьи с историями их жизни, подумать о своих собственных детях, и позволить родительскому сердцу всеведущего и всемогущего Бога направлять и помогать вам в вашей семье, работе и миссии, чтобы расширять и укрепить нашу "Единую семью под Богом".

Джастин Хардинг присоединился к Движению Объединения в 1989 году. В 1992 году он получил благословение на брак с Юрико Хардинг. Он окончил университет Бриджпорта в 1998 году и в том же году поступил в Корпус морской пехоты США. Он служил в пехотном противотанковом подразделении морской пехоты во втором батальоне пятого полка ("Самом титулованном пехотном батальоне в морской пехоте США" за последние 10 лет), включая участие в четырех боевых операциях в Ираке. К его самым высоким личным наградам относится «Бронзовая звезда», отмеченная буквой "V" за доблесть в бою, Награда «Пурпурное сердце», Медаль «За заслуги в подразделениях морской пехоты», а также «Лента участника боевых действий».

Источник: familyfed.org
Перевод: cig_chuin ( Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script )

Джастин Хардинг с дочерью

Комментарии (1) >> feed
...
Автор: kirill, июня 25, 2009

Дискуссию перенес в форум сюда: http://bfamily.ru/index.php?option=com_fireboard&Itemid=58&func=view&catid=13&id=8941#8941

Написать комментарий
Вы должны авторизоваться, чтобы добавлять комментарии. Пожалуйста, зарегистрируйтесь.

busy
Последнее обновление ( 28.07.2009 г. )
 
« Пред.   След. »